столбовые

<Столбовые> - полуторовековая история (одной) династии русских содержанок, начавшаяся с <прорывом в люди> крепостной актрисы и не завершившаяся до сих пор, поскольку из поколения в поколения умные, ловкие, цепкие элегантные хищницы укрепляют свои позиции в обществе, легко приспосабливаясь к любым изменениям в общественной среде, как аморально-прогрессивная социокультура. Ибо секс и <теневая экономика> и есть составляющие мощной коррупционной структуры, поразившей весь мир.

Россия, по интенсивности всех составляющих факторов (история, особенности русского/советского/азиатского менталитета, богатство страны) - самая живописная сцена, как и законодатель политических и социальных <мод>, вплоть до триумфа всех человеческих пороков.

Раз на возе, раз под возом, но Фортуна обычно к ним благосклонна и чаще всего оказывается на их авантюрной стороне.

Род Князевых особенен, это показатель истинной жизни элиты нашей страны на примере эволюции последних шести поколений этого рода.

Мария Князева (дочь крепостной актрисы и её хозяина, князя), волею судьбы становится содержанкой состоятельного дворянина, и приживает от него дочь, Анну.

Анна в своё время становится содержанкой друга (уже покойного) отца, и по примеру матери, рожает от него дочь Наталью.

Наталья Князева, так же волею судьбы, самое слабое звено породы, девушка чистая и лишённая греховных наклонностей, становится жертвой драматически событий, в результате чего рожает дочь Анну, которая с лихвой восполнит пробел (беззубость своей матери) в породе, и отыграется за многих. 

С разрушением старорежимных структур, меняется и суть/смысл и характер отношений содержанок с их покровителями. Если в старом мире, полном <капканов приличия>, содержанке достаточно найти себе <долгоиграющего> состоятельного любовника, который оплачивает её услуги, то в новом мире существуют новые правила игры: отсутствие всяческих правил. И именно содержанки, веками находившиеся в тени своих любовников, теперь выходят на сцену. Им не платят жолдь за услуги. С ними рассчитываются привилегиями, которые по большому счёту оплачивает государство: все лакомые куски распределения социальных благ и позиций: карьера на любой вкус, как и первые места у бюджетных кормушек. И отныне, вольно или нет, но  у власти именно они, именно <такие> дамы.

Так, Анна Князева, благодаря своим талантам и уму, становится фавориткой могущественного человека, и сама играет не последнюю роль в жизни государства, как и судьбах многих людей. Союз укреплён дочерью, Верой.

Вера Князева с рождения обречена на успех, и она его имеет. И, пусть случаются и сбои, всё ж, на своё выходит и она.

Но случаются и накладки полные драм, грозящие уничтожить весь род. Так бывает всегда когда отклоняешься от <основной линии рода>, ты теряешь нюх, и несёшь всем близким огромные проблемы.

Так, Анна, одна из дочерей Веры, хочет совместить в себе преимущества метрессы и <льготы> <святости апостола морали общества>, и обречена на провал.

Но, ещё не вечер.

Жизнь продолжается. Потому что есть продолжатели династии.

А прежде всего потому, что они неистребимы, как неистребим сам грех.

И ... всё же ...

Метрессы, жёны ... это лишь преходящее состояние. Женщины. Хищницы (ли?).
И не оно является темой, а сам человек, его личность. Как и поиски счастья, и ответа на вечные вопросы: как жить? что делать? есть ли у меня выбор/долг?
Так что же движет людьми и их формирует, форматирует?

История?

Или наоборот, люди движут (формируют и форматируют) историю?

Ну, а если всё-таки, ни то ни другое, а бог?

Посылая людей в исторические события,  или втравливая людей в истории,

чтобы выйти на своё ...


п.с.

>

Метрессы, как значимая часть любого общества (особая социокультура) , особенно интересна именно в России, поскольку отражает эволюцию (как и деградацию) общества в историческом срезе развития государства. Семья Князевых, история их судеб, и есть тот самый <исследовательский> срез, показывающих историю страны более чем приватно, из-под юбок метресс.

Это лакомство для обывателя.


п.п.с.


<Столбовые> - так прозвали их за привычку <столбиться>, рожать деток от нужных людей, чтобы заработать пожизненный апанаж.


Замечания:


Чем сильнее государство, тем сильнее и метрессы. Потому что из приватного отношения адюльтера перемещаются на уровень государственности. Никогда невозможно догадаться, кто правит государством: идиот у власти, но в руках умной любовницы? Или любовница у власти, которой двигает некто за кадром.

Вот и вопрос: адюльтер как двигатель прогресса? Или, всё-же, адюльтер как торможение  и деградация, поскольку один из коррупционных <фасонов> (методов, возможностей).

Тема любовниц неоспоримо хороша в одном: вольная форма отношений держит женщину в тонусе, в то время как вынужденная форма,  которую навязывает брак, себя изжила, в первую очередь как кабала и обесценивание для жён.